Каталог статей

Главная » Статьи » Очерки, небольшие рассказы

«Красивый, солнечный день для Кроха»
- Красивый, солнечный день, - задумчиво протянул щенок йоркширского терьера и вздохнул, - вот бы еще узнать как это???
Наталья частенько говорит это, глядя в окно, или приходя, откуда то, она наблюдательная, да. Только, в свои полтора месяца малыш не знал половину того, что было на душе, что чувствовалось, ощущалось, потому о многом приходилось молчать, ведь выразить душевное состояние, какие-то переживания он не мог, просто не знал как это. Ведь полтора месяца, это так мало! И все же, любознательность и рассудительность, недюжий ум и хитрость свойственны были ему и его братьям, ведь такие умные и красивые у него родители… правда папу своего, с красивым, мужественным именем, Кроху не довелось видеть, зато очаровательную, самую-самую красивую, добрую, гордую маму он знал, любил и обожал. Да-да… родителей надо любить и уважать, как для душевного состояния, так и для того, чтобы за послушание было больше снисхождения, это все они впитали с молоком матери.
Дельфина хорошо учит.
Но что такое «красивый, солнечный день», Крох не знал.
«Это должно быть нечто такое, что поднимает над манежем?.. Да! Именно!!!» Ведь Наташа говорит это, когда странные, но веселые столпы света, едва заметные взору щенка проникают откуда-то издалека сюда… «К нам! Настроение как-то моментально поднимается и хочется бегать, играть, разговаривать и не хочется ни одно мгновение оставаться одному!»
Сейчас был как раз этот день, о нем уже Наталья говорила, только вопреки обыкновенным желаниям, Крох сидел в стороне от других, в своей лежанке и задумчиво поглядывал в огромное окно, то самое, которое было рядом с вольером. В крошечной головке вертелось столько мыслей, которым надо бы найти выход, но не подбирались слова, их сложно найти те, которые покажут все что чувствует нежное маленькое создание, маленькое, крошечное, но живое с большой Душой и добрым Сердцем.
Братишки все играли, играли и не замечали Кроха, им было весело, впрочем и Крох не скучал, ведь было столько всего разного, столько всего неизвестного, столько всего… потому маленький щенок, сам решил отойти в сторонку от всех и поразмыслить над смыслом жизни… возможно именно над ним он и размышлял…
Смысл жизни… как это звучит! Серьезно… как-то давно, мама Дельфина говорила ему, что смысл жизни собаки – это человек. Оказывается, щенки рождаются на свет и… да, да… Крох вспомнил, что рядом уже тогда была Наташа, а она, похоже, с человеками имеет большое сходство… Мама рассказывала, что когда она сама была маленькой, видела только Марину и ее маму, они были Хозяевами, но не совсем… было странное чувство, что жизнь изменится с появлением другого человека, а не тех других, которые приходили, смотрели, восхищались и выбирали других. Нет. Тот человек, который должен стать Хозяином, он особенный, к нему сердце тянется и душа от радости выскакивает.
«Душа и выскакивает… Хм, какая она – ДУША? Где она? И почему выскакивает?»
Жизнь Дельфины изменилась и стала только ее жизнью, когда вошел ее человек – Наташа, которая и стала хозяйкой, которая хозяйка и нам всем, только и у него, у Кроха странное предчувствие, что случится все также как и с мамой. Как же хочется всего этого!!! Это так… необычно!!! Именно с того давнишнего разговора с Дельфиной у маленького щеночка, как, наверное, и у его братиков, зародилось желание найти своего Хозяина. Все чаще и чаще эти мечты посещали Кроха.
«А вообще, эти люди такие странные!!! Они другие, непонятные. Вот и Наташка сегодня целый день ходит то к нам, то от нас. Ходит, улыбается. Веселая. Но мне это совсем не нравится!» - решил Крох, нахмурившись и, на всякий случай, отошел подальше от стенки вольера. Однако, он продолжал наблюдать с большим любопытством за ней – Натальей. Странным ему казалось то, что его братья не чувствовали, похоже, ничего, что ощущал он сам. Они как ни в чем ни бывало продолжали играть и откусывать друг дружке хвосты, уши и лапы. Это, конечно же, необходимо сделать, но не время… Время, затаиться, наблюдать и ждать… В другой день, он безусловно составил бы им компанию, но не теперь.
Потому что обычно, «в солнечный день» улыбаясь и что-то ласково говоря, в руках Натальи появляются какие-то странные штуки, а потом на лапах… этих прекрасных, мягоньких и таких необходимых – лапах… недосчитываешься длинной и шелковистой шерсти… наблюдается уменьшение когтей и возмущайся, не возмущайся… ничего не меняется… Веками не менялось…
Крох тяжело вздохнул. Что-то будет? Все это настолько неприятно, что крошечное сердечко Кроха сжималось, словно бы в руках человеческих…. А тут еще это странное предчувствие…
… и этот стол…
… и эта жужжащая штука… если она не для пола, значит для нас?!..
Жалобно пискнув, Крох решил притвориться спящим, естественно, никто так и не догадывался, что их ждет, даже сам Крох не мог сказать что-то более понятно, нежели догадываться.
- Ну, вот… я так и знал! – протестующее, гавкнул Крох. В руки Натальи попался Апа. А она вот так вот просто взяла его и утащила, словно он не имеет права на последнее слово! Она даже не обратила внимания на его жалкие попытки отнекиваться от этих … надоедливых сюсюканий, хотя обычно это интересно, когда не подобная ситуация!
Ушли.
Странно и несерьезно вот так вот сидеть и ждать когда и за кем в следующий раз протянутся руки. Раньше, даже не помнится, чтобы вот так вот брали и куда-то уносили. Силой! Успокаивает, что они где-то близко, слышно, что Наталья зубы брату заговаривает, сюсюкается, зацеловывает. «Интересно что там происходит… Хотя… нет, нет, нет – не интересно!» - заставил остановиться свое любопытство Крох, а то говорят собаки, оно может далеко завести…
Вернулись и жужжащая штука стала быстро двигаться над головой Апы, а брат пищал и вырывался… Нет… жив еще… но…
- МАМА!!! – вырвалось у Кроха, такой отчаянный крик…
- Да?.. Что? – деловито спросила Дельфина. Она восседала на высоком, широком кресле, наблюдая за хозяйкой, оценивая ее действия, толи беспокоясь за ребенка.
- МА! Апа плачет! Ему больно?
- Ну… скорее неприятно, - заключила Дельфина, - но он прав, мы, йорки, должны обязательно говорить свое нет так, чтобы нас слышали все.
- Да? – хлопая глазами протянул Крох и уселся в своем лежаке.
- Милый мой сын, люди созданы лишь с одной целью – подчиняться нам, собачьему племени!.. И мы, йорки, возвышаемся над всеми собаками…
- Угу, - хмыкнула тетя Фреа, поначалу Крох ее побаивался, но она оказалась доброй, просто иногда была справедливо-строгой. Фреа лежала на диване и перевернувшись на спину, добавила – смотри, подруга не упади, с запредельных высот.
«Хм… Запредельные высоты… это должно быть что-то вроде молока, то, что очень приятно есть»…
- Не вижу ничего забавного, - важно сообщила Деля. – Будь это не так, стали бы вы заботиться о моих детях – ты и Мерси… Вы же собаки, существа во много крат превосходящие умом человека! А дело в том, что мои дети – Йоркширские!
- Крох, некоторые вещи, что делает моя хозяйка – неприятны могут быть нам, собакам… Ну это большинство людей над нами так мудрует, но все это можно вытерпеть, потому что за наше послушание, они готовы заботиться о нас и мы вправе рассчитывать на абсолютно все, если человек нами доволен.
- Да, малыш, это манипуляция людьми, будь то состроенные вовремя глазки или притворство некоего недомогания… Хотя иногда, почему то возникает желание отплатить добром человеку, и это неплохо… просто лучше, когда они нам дают, ну согласись, Фрю…
Большая черная собака, не шевелясь, лежала на спине и давала понять своей собеседнице, что дальнейший разговор ей не интересен. Почти закрытые глаза – дрема; раскинутые в разные стороны брыли – ленивое, сонное настроение. Фреа действительно почти спала.
- И все равно! Дети! – воскликнула Дельфина – Чем больше мы кричим, тем сильнее нас любят, чтят и одаривают дарами! Запомните это… - мама щенков недоговорила то что хотелось еще добавить, потому как в следующий момент, Наталья громогласно крикнула: - Всем молчать!!! В лоб хотите получить?! Сейчас устрою! Надо же так развопиться?!
«А интересно, это так и надо, чтобы мама пригнувшись, стала выпрашивать прощения у наших слуг?»
Пока Крох отвлекся от своих размышлений, прислушиваясь и вникая в разговоры взрослых собак и призывы матери, Апа сильно изменился, настолько сильно, что чувства протеста вынудило Кроха залаять и наскочить на крепкие стены вольера. Но это действительно было ужасно! Не зря же Апа так кричал!!! Как же ему должно быть было больно, когда его лишали его настоящего запаха!!!
- Эй, ты что это? Человек! Зачем же его так мучить то было?!
- Крох, - улыбнулась Наталья. – Ты тоже хочешь ко мне на ручки?
- Эй, эй, эй… вот только не надо меня трогать! А уносить, так тем более! Положь туда откуда взяла, слышь, Человечище?! Я йорк! Ладно, давай слушайся… - надежда быть услышанным таяла также быстро, как удалялась привычная обстановка… место, где дом родной, где братья остались, где тетя Фреа и мама так ничего и не выяснив,заснули…
«Что это? Дождь? АААА… так значит вот он какой… Хм… не больно, ну пока… Эх, Апа, ты явно перестарался, слушая нашу маму… Было бы из-за чего кричать!»
- ААААААА, убери руки от меня! Не надо мне взъерошивать шерсть!
«И все же странные ощущения»… попытался прислушаться к себе Крох
- Спасите!!! Помогите!!! Тонуууууу! Пусти меня, слышишь… пусти… нет… держи меня и не выпускай, я ж плавать не умею. И шерсть, шерсть не трогай!!!
- Тихо, малыш, ты будешь у меня сейчас чистетький, хорошенький. Мы тебя сейчас высушим, да?
- Высушим? Нет… это и есть то, что случается в «красивый, солнечный денек»!
- Ну ладно скандалить то, - продолжала уговаривать щенка Наталья.
- Чего это за запах мне в нос лезет? Где мой собственный запах? – Крох замолчал.
Он сидел на руках Наташи, нервно отдуваясь. Ну, вроде и правда, не смертельно то что хозяйка мамы делает, однако уже сейчас, щенок понял, что мама то права была, чтобы тебя услышали надо громче говорить. Что ж… он в следующий раз попробует добиться своего, уже из чистого интереса, а сможет ли?
- Так это еще не все? – изумился Крох.
- Малыш, тебе поначалу у меня на руке будет удобнее, ты не бойся, это фен… он не кусается, - улыбнулась Наталья.
«Улыбнулась?» - вовсе нет, Крох сильно засомневался, что это улыбка, это была ухмылка, хотя, что это такое, эта самая ухмылка… он вряд ли сможет сказать.
- ААААААААААААААА!
- Не бойся, малыш, помнишь, это фен…
- ААААААААААААААА!
- Что же ты разоряешься то, как Витас? – Наталья была готова взяться за голову, но Крох уже был готов идти в свой вольер. Еще два щенка, всего два, это мало, это не смертельно…
- Ты чего плачешь? – обеспокоенно спросила Мерседес, вертясь возле Кроха.
- Да, так… - спустя какое-то время ответил щенок йоркширского терьера… - Если солнечных дней, красивых много в жизни, то я оплакиваю участь йоркширов.
Но Крох еще даже приблизительно не знает, чего стоит йоркширская красота прежде всего для самих йоркширов.

8 ноября 2008 год

Категория: Очерки, небольшие рассказы | Добавил: Labrika (2008-11-09)
Просмотров: 540 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: